Главная

RSS
Павел Адельгейм: "В какой цвет ни крась идола, он остается кровожадным, корыстным и лживым"

Теперь пришла очередь новой идеологии явить себя миру. И она себя уже явила во всей красе. То ли еще будет! В какой цвет ни крась идола, он остается кровожадным, корыстным и лживым. Всякая идеология – идол, и, как всякая ересь, отрицает христианство. Ложная вера строит не евангельские заповеди, а интересы властных элит: церковной и светской. Сдружились они давно, но до времени дружбу утаивали. Вера живет Богом и стремится к идеалам.
Владимир Войнович: "Мы лучше всех" (рассказ)

И хотя на митингах и собраниях мы все еще говорим, что мы лучше всех, но между митингами и собраниями думаем, что мы всех хуже. Иногда среди нас попадаются разные смутьяны, которые хотят нас принизить и оскорбить, намекая на то, что мы не лучше всех, и не хуже всех, а такие, как все. А мы до поры до времени это терпим, но долго терпеть не будем, уволокем их на мыло. Потому что мы всегда готовы быть лучше всех, в крайнем случае сойдемся на том, что мы хуже всех, а вот быть такими, как все, мы, нет, не согласны.
Ион Деген: "Мой товарищ..."

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.
Анна Варга: "Не будут они читать, и заставлять их бессмысленно"

Тип культуры изменился, и наши знания детям не пригодятся. Но мы можем помочь эмоционально. Подкорковые зоны мозга развиваются медленнее, чем кора, поэтому эмоциональное функционирование ребенка, как и взрослого, не меняется — мы чувствуем так же, как и первобытные люди. Ребенку пригодится психическое здоровье, которое дети получают в семье с высоким психотерапевтическим потенциалом. Это семья, где люди спокойны, проводят время вместе и поддерживают друг с друга. Так создается эмоциональная опора, которая важна для ребенка.
Константин Кедров-Челищев: "Священник был мой авиаинструктор..."

Кончалось лето начиналась школа
Там говорили нам что Бога нет
Там Бога не было ну что ж такого
Без Бога жили мы все 6 десятков лет

Бог вряд ли спросит с нас за это строго
Без Бога жизнь была страшней всего
Всё устаканилось-теперь мы и с Богом
Живем как будто не было его
Мишель Деза: "Не люди, не общество, а технология..."

Казалось степенным развитие общества,
но тройка науки уже понесла -
метаморфозом, пылающей бабочкой
отделится первый, и главный, вагон.
Элиты всегда отделялись от черни,
но после сливались назад -
монотеизм и другие диффузии
держали устойчивым Хомо как вид.
Владимир Эфроимсон: "Я призываю вас – помните о том, что я сказал вам сегодня. Помните! Помните!"


До тех пор, пока страной правит номенклатурная шпана, охраняемая политической полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сказать слово правды, за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи своего достоинства, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, – вы не мо­жете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими деть­ми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь…
Эльдар Рязанов: "Культура гибнет при полном равнодушии общества"
Но у нас есть дети и внуки, и ради них мы должны напрячь всю энергию. Да, нам не повезло с эпохой, с общественным строем, но, может, хоть нашим потомкам удастся жить в гуманной стране. Если каждый из нас не пожалеет себя ради этой цели. Ведь Родина у каж­дого из нас, как и мать, одна!
Терри Иглтон: "Убежище в буре истории"
Желаемое будущее должно быть осуществимым, иначе мы будем только бесполезно желать и, подобно фрейдовскому невротику, заболеем от тоски. Но если мы просто прочитаем будущее как настоящее, мы отменим «будущность» будущего, подобно тому, как новый историзм склонен стирать «несовременность» из прошлого. Действительно, эксцентричным утопистом, упрямо прячущим голову в песок, является трезвый прагматик, который воображает, что будущее будет в значительной степени похожим на настоящее, только впереди. Чистая фантазия такого заблуждения, что МВФ, Брэд Питт и шоколадное печенье все еще будут существовать в 5000-м году, делает лохматого, с безумными глазами апокалиптика похожим на бесхребетного примиренца. Что бы ни думал Фрэнсис Фукуяма, проблема состоит не в том, что у нас, вероятно, будет слишком мало будущего, а в том, что его будет слишком много. Наши дети, похоже, будут жить в интересные времена.
Молитва человека пожилого возраста
...Охрани меня от соблазна детально излагать бесконечные подробности. Дай мне крылья, чтобы я в немощи достигал цели. Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях. Их становится все больше, а удовольствие без конца рассказывать о них — все слаще.