Эльдар Рязанов: "Культура гибнет при полном равнодушии общества"

Эльдар Рязанов: "Культура гибнет при полном равнодушии общества"
20.11.2016

Эльдар Рязанов: "Культура гибнет при полном равнодушии общества"

Вьюжная метель столетия, сокрушительный вихрь века с лихим свис­том мчится во времени и пространстве, увлекая с собой и всех нас, совпавших с этим временем и этим пространством. Ветер Истории, поднимая тучи пылинок, – а мы и есть те самые пылинки, – неумо­лимо тащит страны, нации, события, судьбы к новому рубежу – двадцать первому веку. Конечно, граница столетий – дата условная, ибо время непре­рывно, и многое из того, что случится в будущем, зачато в нашем веке, в нашем времени. Итак, двадцатый век на исходе. Окинем его беглым взглядом, подведем предварительные и, естественно, приблизительные итоги.
Век пронесся над планетой, как смерч, ибо породил неслыханные прежде скорости. Он оказался самым стремительным в прогрессе науки и техники, но и, пожалуй, самым результативным по жестокости и насилию, самым масштабным по числу человеческих жертв. Если вспомнить череду дат и событий двадцатого столетия, то выяс­нится, что История перемешала великое и ничтожное, благородное и преступное, вершины человеческого духа и пропасти человеческого падения. Но низкого, кровавого, подлого, свирепого, немилосердно­го, гнусного, мучительного оказалось в жизни народов неизмеримо больше. Наш век – это эпоха апокалипсических катастроф: народ­ных бедствий, разгула стихий, опустошающих войн, безжалостных революций, глобального голода, ужасающей нищеты, бессмысленного террора, жестокости и вандализма.

То, что открывала наука, использовалось во зло жизни. В первую мировую войну на людях «попробовали» достижения не только авиации, но и химии. Потом ученые расщепили атом, и это обернулось бомбардировкой Хиросимы в сорок пятом, а позже бедой и не­счастьем Чернобыля. Попробуем припомнить лишь некоторые события, приведшие к особенно крупным потерям. Первая мировая война и предшествующие ей англо-бурская и русско-японская; три русские революции и четырехлетняя граждан­ская война в России; массовая резня армян турками; голод в Поволжье в 1921 году; великая депрессия в Америке совпала с войной со­ветского правительства против собственного крестьянства; «варфо­ломеевские ночи» гитлеризма; еще один скрытый, тайный, необъявленный голод в нашей стране, унесший в 1932—33 годах миллио­ны жизней; военная агрессия немецких и итальянских фашистов против Абиссинии и Испании; неслыханная расправа сталинской клики со своим народом в конце тридцатых; порабощение Чехо­словакии, Польши, Франции гитлеровцами; позорная русско-фин­ская война; поставленное на конвейер уничтожение евреев Гитле­ром и его подручными; наконец, вторая мировая война, превзошед­шая по числу убитых и изувеченных физически и нравственно, по количеству разрушений все предшествующие бойни; а так называе­мые «малые» столкновения, войны, конфликты – в Корее, вр Вьет­наме, в Афганистане, в Венгрии в 1956 году, между Израилем и арабскими странами, между Ираном и Ираком, между Грузией и Абхазией, между Арменией и Азербайджаном, между Россией и Чеч­ней; вспомним «Бурю в пустыне» – операцию по освобождению Кувейта или братоубийственные сражения в Югославии; прибавим нескончаемые стихийные бедствия – наводнения, ураганы, цунами, землетрясения, такие, как в Армении и Японии; прибавим постоян­ные нищету и голод в Азии и Африке; прибавим нескончаемые стра­дания Эфиопии, Ливана, Ольстера. Каждый день человеческое без­умие и яростная нетерпимость приносят многочисленные жертвы «веку-волкодаву» по пророческому выражению Осипа Мандель­штама.

Во главе каждого исторического круговорота стоят люди, лидеры. Если назвать гигантов нашего столетия, тех, кто определил крупные сдвиги времени, то среди них окажутся и гении добра, и гении зла. Тут и Толстой, и Ленин, и Эйнштейн, и Ганди, и Гит­лер, и Рузвельт, и Сталин, и Мао Цзэдун, и Чаплин, и Сахаров, и Пастернак, и Черчилль, и Дисней, и де Голль, и Солженицын, и Жуков, и Кастро, и Феллини, и Горбачев, и Хемингуэй, и Шостако­вич... Но особо следует сказать о судьбе России в двадцатом столетии. Нашему Отечеству не повезло, без сомнения, больше, чем какой-либо другой стране! 7 ноября (25 октября по старому стилю) 1917 года я считаю тра­гической датой в жизни нашего Отечества. Надеюсь, придет время, когда в этот день повсюду в России будут вывешиваться траурные знамена. Ибо в этот день наша Родина свернула с общечеловеческо­го, цивилизованного пути и направилась под водительством комму­нистической партии в исторический тупик. К сожалению, народ ока­зался очень восприимчивым к демагогическому лозунгу «Грабь на­грабленное». Многим миллионам пришлась по сердцу психология погромщика, полюбилась мораль мародера, прикипели к душе по­вадки убийцы. Иначе чем можно объяснить казни священников, рас­стрелы инакомыслящих, глумление над храмами, уничтожение архи­тектурных памятников, эпидемию доносительства, сладострастное исполнение беззаконных смертных приговоров. Могут сказать, сра­ботал страх перед ЧК. Но страх пришел позже, когда все поняли, что большевики шутить не умеют. И тогда подлый страх перерос в леде­нящий ужас, сковавший души миллионов. Седьмого ноября нача­лось семидесятилетнее царство жлобов. Да, впрочем, оно не кончи­лось...

Жить бы мне
В такой стране,
Чтобы ей гордиться.
Только мне
В большом говне
Довелось родиться.
Не помог
России Бог,
Царь или республика.
Наш народ
Ворует, пьет,
Гадит из-за рублика.
Обмануть,
Предать, надуть,
Обокрасть – как славно-то!
Страшен путь
Во мрак и жуть,
Родина державная.
Сколько лет
Все нет и нет
Жизни человеческой.
Мчат года...
Всегда беда
Над тобой Отечество.

В 1991 году в одночасье рухнул коммунистический страшила или, как еще называли Советский Союз, империя зла. Колосс, пугавший весь мир, оказался на глиняных ногах. И почудилось: начинается новая жизнь, мы возвращаемся в лоно нормальных стран. Да где там! Мы и сейчас идем «своим» путем. Это ленинское заклятие – «своим путем» – продолжает зловеще висеть над страной.

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить.
У ней особенная стать,
В Россию можно только верить,

– эти прекрасные тютчевские слова, продиктованные, несомненно, са­мыми добрыми чувствами, сыграли в нашей истории печальную роль. Этими строчками оправдывались злодейства, объяснялись пре­ступления, покрывалось беззаконие. Мол, «можно только верить»! Как же дошли мы до жизни такой? Кого винить? Кто довел великую страну и великий народ до хаоса, сумятицы, неразберихи? Как всегда у нас виноватых не находят. А виноваты-то мы сами. Сами, все вместе. Весь народ, который темен, необразован, послушен, доверчив. Говорят, большевики ис­портили русский национальный характер. Наверное, в чем-то и ис­портили. Но в эпоху Петра, когда социализмом не пахло, русский купец всучивал воюющему царю сырой порох и гнилое сукно для шинелей. А когда эти народные черты скрестились с коммунистичес­кими идеями и, главным образом, коммунистической практикой, то образовалась «гремучая адская смесь». На то, чтобы разгрести зава­лы в душах людей, понадобятся десятилетия. А то и века. Самое главное – это просвещать одураченный, запутавшийся, дремучий народ.

Объяснять, что хорошо, а что плохо, что нравственно, а что преступно. Ибо грани между добром и злом стерты, едва различимы. «Сейте разумное, доброе, вечное...» – призывал Некрасов, и сейчас его слова мне кажутся особенно справедливыми. Существует расхожая фраза: «Красота спасет мир!» Она кажется мне смешной и глупой. Не знаю, что может спасти озверевший мир. Уж во всяком случае, не красота. Впрочем, не стоит обижать зверей, обзывая мир озверевшим, ибо самое злое животное – человек. Но ведь человек бывает и нежным, и добрым, и любящим, и чутким. И поэтому искусство не должно погибать. Я думаю – стихи, музы­ка, живопись, кино, литература способствуют тому, что в человеке сохраняется еще что-то человеческое. Вспомним опять-таки уходя­щий век. Если бы людей не освещали пронзительные лучистые глаза, нежная, застенчивая улыбка великого Чарли, наш мир был бы хуже. Если бы не волшебная музыка Прокофьева, Гершвина, Шос­таковича, Равеля, проникающая в глубины сердца, наш мир был бы еще более глухим. Если бы не причудливые живописные фантазии Кандинского, Пикассо, Шагала и Дали, радующие глаз, вызываю­щие чувство прекрасного, наш мир был бы еще более мрачным. Если бы не стихи Тагора, Элюара, Лорки, Блока, Арагона, Рильке, Есенина, вызывающие любовь и восхищение, согревающие душу, наш мир был бы еще более бессердечным. Если бы не бегущие кар­тинки, сочиненные Диснеем, Эйзенштейном, Куросавой, Клером, Феллини, картинки, проникающие с белых киноэкранов в зрительские сердца, мир был бы еще более слепым. Если бы не обыкновен­ные, простые слова, сложенные в бессмертные книги Хемингуэем, Ремарком, Гашеком, Буниным, Булгаковым, Маркесом, Бредбери, Солженицыным, наш мир был бы еще более глупым. Если бы не русский балет от Павловой и Нижинского до Улановой и Плисец­кой, если бы не «Битлы», Горовиц, Камас, Ростропович, Тосканини, Менухин, если бы не Китон, Ильинский, Фернандель, Тото, де Фюнес, если бы не... если бы не... то, может, и жить не имело бы смысла.

Но у нас, в нашей стране, сейчас не до искусства. Нет денег на из­дание книг, на постановку спектаклей, на производство фильмов. Культура гибнет при полном равнодушии общества – как правительства, так и публики: Судьба ряда художников в наши дни поис­тине трагична. Многие творцы, бесценные, уникальные личности, отброшены жестоким временем на обочину жизни, не востребованы эпохой. Иные стали, без преувеличения, нищими. И с надеждами на светлое завтра тоже как-то бесперспективно. Тревога за судьбу стра­ны, неуверенность в будущем, беспокойство за себя и близких ранят сердце каждого.

Наверное, отчаяние, повсеместная коррупция, а также взрыв преступности и распространение фашизма побуждают людей к бегству из страны, в эмиграцию, даже эвакуацию. Действи­тельно, тяжелые, мрачные, зыбкие времена. Но не все могут уехать из страны. Да и не все, слава Богу, хотят. Находясь на краю бездны, надо тем не менее не опускать рук. Предаваться чувству безнадежности – бессмысленно, бесплодно. Надо сжать зубы, стиснуть кулаки, напрячься пружиной и отдать все силы Отечеству. И, тем самым, себе. Ибо, кроме нас самих, никто не вытащит Россию из того ужаса и кошмара, в которые с нашей всенародной помощью завела ее Ис­тория. Ведь если каждый из нас станет хорошо и добросовестно де­лать свое дело, то, может, и получится что-нибудь хорошее. Ясно, сами мы не увидим плодотворных результатов наших усилий. У меня есть двустишие:

– А что же делать с нашим поколеньем?
– Оно пойдет на удобренье!

Но у нас есть дети и внуки, и ради них мы должны напрячь всю энергию. Да, нам не повезло с эпохой, с общественным строем, но, может, хоть нашим потомкам удастся жить в гуманной стране. Если каждый из нас не пожалеет себя ради этой цели. Ведь Родина у каж­дого из нас, как и мать, одна!

______________________________________________


Эльдар Рязанов

фрагмент из книги: "Рязанов Э. Неподведенные итоги." Серия: Мой 20 век. - М.: Вагриус, 1995.

← Назад к списку новостей