Главная

RSS
Андрей Зубов: "Я вдохновлен"

И сегодня воля эта была явлена. Народ на Дворцовой площади Петербурга скандировал: "Власть - это мы!". И полиция отступала.

Сегодня множество молодых и не очень молодых освободилось от миража "величья державы". Величье не в том, что тиран от нашего имени присоединяет земли и посылает офицеров убивать в Алеппо и умирать в сирийских пустынях.
Величие наступит тогда, когда мы будем управлять нашей страной сами. В этом и состоит величие. "Власть - это мы!"
Саша Чёрный: "Больному"

Будь женой или мужем, сестрой или братом,
Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом:
Все сердца открываются этим ключом.

Есть еще острова одиночества мысли —
Будь умен и не бойся на них отдыхать.
Там обрывы над темной водою нависли —
Можешь думать... и камешки в воду бросать...
Время трусливых людей

Боятся начальства, боятся сказать не то, не то лайкнуть или перепостить, боятся общаться не с теми, не тех любить, боятся наперед... Боятся даже того, чего бояться, можно, в общем-то, и не бояться, но на всякий случай боятся. Трусливые правят. Трусливые им подчиняются. И вот стоит перед тобой мужчина, чего-то в жизни добившийся, симпатичный, образованный, все у него есть, ему не нравится, что происходит в его ведомстве или стране, или на улице, не важно где, но он не скажет, потому что ему страшно. ЕМУ СТРАШНО. 
Алексей Семёнов: "Варварство как традиционная ценность"

Сидеть на месте они уже не способны. Они – захватчики. Им всё время требуется новая порция острых ощущений. Кого-то убивает война, а их убивает мир. Правда, война их тоже убивает, но они предпочитают умирать в своей стихии.
Поэтому война для них предпочтительнее.

Здесь важно повторить: политические и тем более экономические идеи для них вторичны. Социализм, капитализм… Это всё от ума. Здесь важнее чувства. Они даже важнее религии. У таких людей могут быть твёрдые убеждения, а могут и не быть. Это не столь важно. Убеждения иногда меняются, но не меняется главное – выстраданная злоба.
Виктор Хородчинский: "И меня расстреляют"

На солдат посмотрю —
Будут странно суровы
И угрюмо-бездушны глаза палачей.
И спешащим вдогонку годам отгремевшим
Будет страшен секунд утомительный бег.
Отвечает за слова

Заур понимает, что в одиночку проект осуществить невозможно: нужно, чтобы носители языков сами помогали в создании словарных баз. Именно так получилось с агульским, даргинским, лакским языками: ребята искали словари, готовили из них базы данных, а программист внедрял их в боты и приложения. Лет через десять «Public dictionary» может превратиться в большую платформу изучения родных языков по типу Rosetta Stone или Дуолинго. Но только если сами люди захотят сохранить свои языки.
Иван Солоневич: "Великая фальшивка февраля" (отрывок)

... символика Февраля с потрясающей степенью точности повторяет символику Петра Первого. Правые, которые сделали революцию, признаться в этом не могут никак. Именно поэтому правая публицистика эмиграции ищет виновников Февраля в англичанах, немцах, евреях, масонах, японцах, цыганах, йогах, бушменах, в нечистой силе и в деятельности темных сил, ибо как признаться в том, что «темными силами» были как раз помещики, фабриканты и генералы? Не могут об этом говорить и левые — ибо что тогда останется от народной революции? От великих завоеваний Февраля? И от «восстания масс против проклятого старого режима»? Правые не могут признаться в том, что страшная формулировка Государя Императора о предательстве и прочем относится именно к их среде, левым очень трудно признаваться в том, что февральская манна небесная, так неожиданно свалившаяся на них, исходила вовсе не от народного гнева, не от восстания масс и вообще не от какой «революции», а просто явилась результатом предательства, глупости и измены в среде правившего слоя.
Арбен Кардаш: "Этюды о лезгинском"

Повзрослев, я с удивлением для себя открыл, что эту фразу часто используют герои Гомера. Упомянутые правила и ритуал также укрепили во мне убеждение: моя прабабушка была живым свидетельством того, что величайшая эпоха эллинизма в своё время дошла и до наших краёв. И действительно наша река Самур, называемая в лезгинском народе Срединной рекой, именовалась когда-то Албанусом, о чьём свидетельствуют античные авторы.
Баху Мухидинова: "Гьерсиказул агьлуйищ яги мекъи ккаралищ?" (статья на аварском языке)

Гьабич1еб х1алт1и гьабунилан абун, борхьил мац1 бицун, ришват кьун, х1елх1едун щвараб маг1ишатги, шапакъаталги, рарал рукъзалги, рек1арал машинабиги бегьулел руго. Рек1ет1аса ун гьабулеб бертин х1алалаб г1арцухъищ, х1арамаб г1арцухъищали ц1ехоларо, амма эниб умумулъанго батараб кеч1 ах1ани, яги ихтилат-кеп гьабуни, хванаха иш. Х1арам!

У, гьаб х1арам! Гьереси – х1алал! Ришват – х1алал! Х1елх1елчилъи ва х1алихьалъи – х1алал! Гьебгощинаб «шарг1алда данде кколеб» щинаб жоги гьабун щвараб маг1ишатги, маг1ишаталъул бет1ергьанги – кутакав чи. Гьесие къулила, гьимила, нуц1а рагьизе векерила, бажарулеб бугони, х1ежалт1е вит1изецин квербакъила… щиб лъалеб пайда бук1инеги бегьулелъул.
Анна Очкина: "Страна не выучила уроков"

Образование для современного общества — всё равно что система кровообращения в организме. Невозможно вырезать больную кровеносную систему, невозможно локально воздействовать на неё, не затрагивая весь организм. Вот только с переливанием крови метафора не сработает. Сколько нибудь массовые заимствования принципов образования — вещь почти всегда провальная. Система образования непосредственно создает граждан определенной страны и — опосредованно — всю её культуру и историю, национальную, уникальную. Поэтому в конечной своей форме она уникальна, подогнана к стране как наряд haute couture.