Главная

RSS
"Как один мужик двух генералов прокормил" (Мультфильм для россиян от 0+)

История, как мужик и два генерала попали на необитаемый остров, как мужик всячески помогал ленивым генералам, суп в ладошках варил и сети плел из собственных волос.
Далай-лама XIV (Лхамо Тхондуп): "Роль религии в современном обществе"

Более того, если мы, практикуя определенную веру, не отличаемся сострадательностью и дисциплинированностью, то как мы можем ожидать этого от других? Если же мы можем создать подлинную гармонию, происходящую из взаимного уважения и понимания, тогда религия сможет с большой силой и авторитетом говорить о таких жизненно важных моральных вопросах, как мир и разоружение, социальная и политическая справедливость, сохранность окружающей среды и многое другое, от чего зависит благополучие человечества. Но, пока мы сами не поступаем в соответствии с собственными учениями, нас не будут воспринимать всерьез. А это значит, среди многого прочего, что мы должны подавать хороший пример: с уважением относиться к другим религиозным традициям.
Главные ценности современной молодежи – комфорт и спокойствие

Материальные ценности у молодых людей стоят на первом плане (конечно, духовное развитие тоже важно, но, как оказывается, не первостепенно). Во многом это происходит потому, что родители современных студентов – типичная молодежь 90-х, пережившая суровые лишения и нехватку тех самых базовых материальных ценностей – пытаются дать своим детям всё самое лучшее, вместо того, чтобы настроить их на работу над собой, самостоятельное достижение целей и преодоление трудностей.

Итог относительно неутешителен: современные молодые люди, на первый взгляд, уверены в своем будущем, но не готовы заниматься чем-то принципиально новым и необычным и тем более рисковать. Главная ценность для них – комфорт.
Максим Горький: "О «маленьких» людях и о великой их работе"

Людей учили: вы — негодяи, вы — дрянь; старайтесь быть лучше. Но им не давали права изменять действительность к лучшему. Было практически выгодно внушать людям, что они — негодяи. Ведь если это так — значит, они сами и виноваты в том, что их жизнь так тяжела, так отвратительна. «Маленьких» людей пытались убедить, что они ничтожны, бездарны, глупы и что всё «хорошее», созданное на земле, создаётся не ими, а силой «великих».
Михаил Ситников: "Сегодня, при безмолвствующем обществе, с таким же успехом можно было бы и саму по себе религию запретить"

Отношения между религиозными организациями разных направлений, как известно, всегда были непростыми. Во-первых, естественное свойство абсолютно всех религий делать акцент для верующих на своей вероисповедной исключительности. Для последователей одной религии это предполагает, что все остальные веры – неполны, ущербны или вообще враждебны. Такая внутрирелигиозная позиция нормальна для любой отдельной религии или религиозной организации, но абсолютно ненормальна, когда она выносится в сферу норм светского общежития.
Эмиль Паин, Сергей Федюнин: "О методологической перезагрузке теории нации"

... что мы видим в России, где люди всячески стараются избегать контактов с государством, во многом живут «гаражной экономикой» и своим «огородом», в массе своей никак не противятся коррупции. В этих условиях, когда граждане не выполняют роли «народа, овладевшего государством» (К. Дойч), т.е. в отсутствии гражданской нации, невозможно даже помыслить становление реальной, а не имитационной демократии, равно как и экономики долгосрочного роста взамен той, что построена на извлечении ренты из добычи природных ресурсов.
Виктор Некрасов: "Персональное дело коммуниста Юфы" (Рассказ)

Так, лежа, натянув одеяло на подбородок, думал Абрам Лазаревич обо всем этом, вспоминал и понимал, что всю эту канитель давно пора бы кончать, но вот почему-то не кончал, и ходил в райком, и вел эти бесконечные никому не нужные беседы в ожидании бюро райкома, а потом такой же тягомотины с другим следователем в обкоме — конца и края этому не видно. От всего этого становилось невыносимо скучно, и болела голова, и не хотелось уже ни в какие Израили и земли обетованные, а если и хотелось, то только чтоб не думать обо всем этом, и не видеть всех этих опостылевших презирающе-ненавидящих милицейских морд из ОВИРа, куда все еще надо было ходить наведываться и выслушивать в энный раз брезгливо роняемое: «Я ж вам сказала придти через месяц. У вас что, календаря нет, все пороги обиваете».
Ох, как надоело, как надоело.
Аркадий Пригожин: "Идеология третьей республики"

Социальное обогащение страны начнется с освоения законности как спасительной ценности. Именно от нее исходят столь чаемые справедливость, равенство, честные выборы, здоровая экономика, безопасность личности. Политическое мышление активных меньшинств надо терпеливо и настойчиво готовить к пониманию законности не столько как социальной механики, сколько как образа жизни. И прежде всего на ценностном уровне. Законность станет лозунгом обновления России.
Любовь Ковалевская: "ЧАЭС - ЗАКРЫЛИ, ЧЕРНОБЫЛЬ ОСТАЛСЯ..."

Нельзя развивать ядерную энергетику в НЕУПРАВЛЯЕМЫХ ИМПЕРИЯХ, В КОТОРЫХ ЭКОНОМИКУ ПОДМЕНЯЕТ ИДЕОЛОГИЯ, ПРИ КОММУНИСТИЧЕСКИХ И ИНЫХ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМАХ, РАНО ИЛИ ПОЗДНО ИЗ-ЗА БЕДНОСТИ ПРИХОДЯЩИХ К КРАХУ, а значит И К НЕСПОСОБНОСТИ КАЧЕСТВЕННО И С МИНИМАЛЬНЫМИ ЖЕРТВАМИ ЛИКВИДИРОВАТЬ ВОЗМОЖНУЮ АВАРИЮ НА ЯДЕРНОМ ОБЪЕКТЕ ИЛИ ВЫВЕСТИ ЕГО ИЗ ЭКСПЛУАТАЦИИ, ОБЕСПЕЧИТЬ НАДЕЖНОЕ ХРАНЕНИЕ ЯДЕРНЫХ ОТХОДОВ И ИХ ПЕРЕРАБОТКУ.
Виктор Живов: "Нынешняя идеология сочетает в себе величие России и гламур в качестве стиля жизни"

Я не стал бы говорить, что у русских какая-то монополия на милосердие, что они такие вот милосердные, а другие народы нет. Но у русских нет тех плодов западноевропейской социальной дисциплины, которые заставляют их отшатываться от преступника. Русский человек всегда смотрел на преступника как на жертву некой экзистенциальной падшей природы человека, а не как на индивидуального негодяя, который кого-то зарезал. Это было распространенным навыком, связанным, вероятно, и с отношением к власти. У нас власть — чужая, а преступник — свой. А у какого-нибудь англичанина власть — своя, да и власть прежде всего местная, а преступник — чужой.