Главная

RSS
Анна Очкина: "Страна не выучила уроков"

Образование для современного общества — всё равно что система кровообращения в организме. Невозможно вырезать больную кровеносную систему, невозможно локально воздействовать на неё, не затрагивая весь организм. Вот только с переливанием крови метафора не сработает. Сколько нибудь массовые заимствования принципов образования — вещь почти всегда провальная. Система образования непосредственно создает граждан определенной страны и — опосредованно — всю её культуру и историю, национальную, уникальную. Поэтому в конечной своей форме она уникальна, подогнана к стране как наряд haute couture.
Денис Конанчук: "Пожизненный урок"

Все новые образовательные проекты объ­единяет одно — они построены на современных технологиях, используют синтез передовых разработок в сфере компьютерного интеллекта, цифровых технологий и поведенческой психологии. Лучшие образовательные стартапы уже конкурируют с традиционными университетами за инвестиции и таланты.
Дарья Фурсова: "Net-мышление или нет мышления"

Дети - это категория наиболее активных и наименее опытных, и, следовательно, незащищенных, потребителей информационного контента. В основном они потребляют не текстовую, а визуальную информацию, представленную различными роликами, клипами, картинками. При работе с подобного рода информацией возникает иллюзорное ощущение легкости обработки информации и обладания большим количеством знаний. Однако на самом деле у детей, лишенных текста, не развиваются навыки его понимания, расшифровки смыслов, запоминания, воспроизведения, умения сокращать и восстанавливать сжатый текст, передавать визуальный смысл речевыми средствами, то есть не задействованы многие мыслительные функции. А ведь текст - основная единица смысла, а человек - существо текстовое и нуждающееся в смыслах.
Томас Мор: "Утопия" (фрагмент)

  Во избежание чрезмерного малолюдства городов или их излишнего роста принимается такая мера предосторожности: каждое семейство, число которых во всяком городе, помимо его округа, состоит из шести тысяч, не должно заключать в себе меньше десяти и более шестнадцати взрослых. Что касается детей, то число их не подвергается никакому учету. Эти размеры легко соблюдаются путем перечисления в менее людные семейства тех, кто является излишним в очень больших. Если же переполнение города вообще перейдет надлежащие пределы, то утопийцы наверстывают безлюдье других своих городов.
Кен Робинсон: "Дети страдают не от психических синдромов. Они страдают детством" (6 важных тезисов об образовании)

Британский теоретик образования Кен Робинсон уверен, что школы должны раскрывать в детях творческие способности, а не подавлять их, как это происходит сейчас. В своих книгах и лекциях он призывает к революции в обучении и утверждает, что бездарных людей не бывает. Мы собрали самые важные тезисы Кена Робинсона о школе, детях и образовательных реформах.
В Швейцарии появился Национальный центр науки о данных / Le Centre national de la science des données est mis en place en Suisse


Наука о данных находится на пересечении многих академических дисциплин, таких как управление и инжиниринг данных, статистика, машинное обучение, алгоритмы, оптимизация и визуализация. Она предлагает новые инструменты для социальных и экономических наук, медицины и других направлений. В этом контексте ее значение переоценить трудно: многие научные и исследовательские институты вкладывают сегодня значительные средства в создание таких центров и разработку соответствующих программ. Директор SDSC Оливье Вершер объяснил в эфире телерадиокомпании RTS, что одна из основных задач его подразделения заключается в преодолении пропасти, которая существует сегодня между экспертами в своих областях – например, врачами, которые могли бы использовать данные для выбора способа лечения, наиболее подходящего конкретному пациенту, – и непосредственно учеными, работающими в сфере больших данных.
Альфред Адлер: "Понять природу человека" (введение)

Разумеется, могут этому научиться и другие, особенно если они наделены даром отождествления себя с другим человеком, даром эмпатии, однако лучший способ понять человеческую душу - пережить все ее страсти самому.
Следовательно раскаявшийся грешник в наши дни должен цениться не менее высоко, чем во времена основания великих религий Он стоит куда дороже тысячи праведников. В чем тут дело? Представьте себе человека, который сумел возвыситься над жизненными трудностями, выбрался из болота и научился достойно вести себя в неблагоприятной ситуации и извлекать из нее уроки. Он правильно понимает хорошие и дурные стороны жизни. Никто не может сравниться с ним в этом понимании, во всяком случае — не праведники, которые видели лишь хорошую сторону.
Александр Куприн: "Гамбринус" (фрагмент)

Затем настало странное время, похожее на сон человека в параличе. По вечерам во всем городе ни в одном окне не светилось огня, но зато ярко горели огненные вывески кафешантанов и окна кабачков. Победители проверяли свою власть, еще не насытясь вдоволь безнаказанностью. Какие-то разнузданные люди в маньчжурских папахах, с георгиевскими лентами в петлицах курток, ходили по ресторанам и с настойчивой развязностью требовали исполнения народного гимна и следили за тем, чтобы все вставали. Они вламывались также в частные квартиры, шарили в кроватях и комодах, требовали водки, денег и гимна и наполняли воздух пьяной отрыжкой.
Григорий Михнов-Вайтенко: "Мир стал совсем маленьким"
Новые возможности должны быть стимулом к развитию нового стиля отношений. Новой терпимости, новой открытости. Для христиан в мире исчезают деноминационные, юрисдикционные и прочие рамки, появляется возможность быть открытыми этому миру. Возможность, которой не было никогда в истории.
Что мы сможем сказать? Как отзовется наше слово?
Анатолий Марченко: "Освобождение"

Женщины шли медленно, волоча ноги в больших кирзовых ботинках. Темно-серые телогрейки, ватные брюки, серо-желтые лица. Я всматривался в них — может, эту вот носил на операцию, может, эта говорила: «А моему Валерке уже годик». Нет, я никого не мог узнать. Все они в этой колонне были как одна — зэчки.

Колонна прошла. Я вдохнул полные легкие свежего воздуха, хоть мордовского, но уже бесконвойного, вольного, и зашагал от вахты. Шел снег. Большие снежинки садились и сразу же подтаивали на еще теплой, не успевшей остыть одежде.