Гаджи Алхасов: "Об ойконимах САРФУН и СУФИЯН-ШАГЬАР"

О   рубрике   "ДАГЕСТАН"


Гаджи Алхасов: "Об ойконимах САРФУН и СУФИЯН-ШАГЬАР"
25.01.2017

Гаджи Алхасов: "Об ойконимах САРФУН и СУФИЯН-ШАГЬАР"

Определяя цель научного познания языка, великий грузинский языковед Арнольд Чикобава напоминал, что теоретическое изучение языка не имеет более важной задачи, чем изучение его в связи с народом и его историей. Актуальность данного высказывания наиболее наглядно проявляется, когда исследователь сталкивается с вопросами, для решения которых информация из источников бывает недостаточной или она сама требует подтверждения иными средствами. Тогда на первый план выходит «Более живое свидетельство о народах, чем кости, оружие, могилы. Это их язык», как о том писал Яков Гримм.

Настоящая статья является попыткой с помощью методов реконструкций языка разрешить подобную задачу. Связана она с определением исторического места ойконимов Сарфун и Суфиян-шагьар, присутствующих в агульской топонимике. Оба термина относятся к одному и тому же объекту – бывшему поселению агулов, расположенного на расстоянии 2,5 км. к югу от с. Бедюк Агульского района в местности с одноименным названием Сарфун. В форме Зайбун-дин к1ил «вершина Зайбун» это название носит и вершина, которая непосредственно высится перед поселением. Сам термин является интерлингвистическим и потому помимо самих агулов известен и соседним народам, в частности, лезгинам. В прошлом, как утверждают представители старшего поколения агульцев, это название и представления о местности, которую им обозначается, имела и более широкое распространение. В народе местность Сарфун и расположенное здесь одноименное поселение считается священными, и, поэтому, особо почитаемыми объектами. Обязательным элементом молитв жителей окрестных селений является поминание в них сарфундин эреллар - святых духов Сарфуна. В общем, народная традиция в истории этого поселения усматривает некий сакральный элемент. Поэтому надо отметить, что из объектов имеющих прямое отношение к религии здесь имеются три святилища - «пиры» и два старых кладбища. Судя по надписям на надгробиях, кладбища имеют сравнительно позднее (мусульманское) происхождение.

Над верхней границей поселения, на высоте известной как К1аглаяр «Башни» сохранилась цокольная часть двух смежных строений четырехугольной планировки и размером 30х10 м. Высота цоколя -0,5 м. С севера к ним ведет старая дорога. До недавнего времени здесь еще можно было увидеть и следы оборонительной стены, тянувшейся от этих построений до отвесного склона к востоку от поселения. Немного выше от башен на расстояние нескольких километров на север тянется сравнительно неширокое, но ровное плато. Его, по направлению с запада на восток, пересекает древний торговый путь, известный как Х1улар ба1 (вере) рякъ - «дорога послов», который в прошлом позволял, минуя Дербент выйти в Прикаспийские степи или наоборот – в Закавказье и Персию. Согласно устной традиции на этом плато агулам не раз приходилось биться с различного рода завоевателями, в том числе и гуннами, именуемых здесь «къарагунами», т.е. «черными гуннами», если, конечно, это слово сопоставимо с этническим именем известных кочевников.

К западу от Сарфуна (поселения) расположены остатки еще одного небольшого поселения, известного как Жагьут1арин хулар - «еврейские дома» или Жагьут1арин х1у1р – «еврейское село».

Несмотря на то, что с географической точки зрения Сарфун крайне удобное место для проживания, сами агульцы считают это дело бесперспективным, т.к. полагают, что все поселения, возведенные здесь когда-либо, неизбежно будут разрушены. В течение истории так происходило неоднократно. В последний раз Сарфун был разрушен в 1753 году Надиршахом. Как на свидетельство тех событиях жители окрестных сел указывают на местечко Х1а ратт – «большой ток», где воины Надира растоптали лошадьми женщин и детей, восставших против него агулов. В народе эту варварскую акцию называют «шахирманом».

Согласно другому преданию до этого город был разрушен еще одним завоевателем, который, будучи не в силах сломить сопротивление жителей поселения, приказал захватить пожилую женщину, вышедшую из крепости к речке за водой. В обмен на золото и обещание сохранить жизнь своим сыновьям она согласилась ночью тайком открыть ворота города. Но после того как это было сделано, завоеватель дал указание в первую очередь умертвить ее детей, а затем, приказал залить ей горло расплавленным золотом, что было ей обещано за предательство. При этом будто бы завоеватель, оправдывая свою жестокость, сказал, что, если сегодня она предала своих соплеменников, то в будущем предаст и чужих.

Очередная легенда, связанная с Сарфуном гласит, что в другой раз жители этого поселения спрятали где-то поблизости, реликвии агулов - молотильные доски – «ярар» из чистого золота, чтобы они не достались врагу.

Такова вкратце преамбула темы. Нам она понадобилась для того, чтобы отметить, что многие моменты, обозначенные в фольклорных пассажах, присутствующий во всем этом сакральный мотив и сами эти топонимы тесно между собой связаны, что мы и попытаемся ниже продемонстрировать.

Так, сопоставление названия Сарфун с имеющими историческими и лингвистическими данными позволяет расценить его как диаглотическое образование, т.е. такую структуру, компоненты которого принадлежат разным языкам: часть сар- иранскому языку, а часть - фун общелезгинскому лексическому субстрату. Сравните среднеперсидское зар «свет, заря, сияние, блеск» и дагестанское (рут.) бан «гора». Подобные композитные топонимические образования в агульском языке не редкость. А переходы /р-й/ и /б-ф/ явления типичные для южнодагестанских языков. Учет этого фактора позволяет в качестве первоосновы представить форму Зарбун и считать, что первоначально им называлась вершина, которая непосредственно высится перед поселением. Сейчас она носит название Зайбун(-дин к1ил) «вершина горы Зай». Впоследствии его фонетическая модификация Сарфун распространилась и на, располагавшееся у подножия поселение, а затем и на всю местность.

Предания гласят, что на этой вершине когда-то располагались какие-то сооружения. Если устные сообщения соответствует действительности (а то, что это так подтверждает следы каменных строений, которые нередко можно обнаружить здесь до сих пор), то компонент зар «свет, заря, сияние, блеск, а значить и огонь» входящий в состав этого топонима можно связать с указанным выше фактом. Такой шаг в свою очередь дает возможность классифицировать эти бывшие сооружения как храмовый комплекс огнепоклонников.

С другой стороны следует отметить, что Сарфун является вторичным названием поселения. Его исконным именем считается Суфиян-шагьар, который, на наш взгляд, этимологически восходит к зороастрийскому термину спиан - «святой».

Первоначальная авестийская форма его «спэнта» является одним из ключевых понятий зороастризма. Она используется по отношению к Ахура – мазде и ко всем его творениям. По М.Бойсу оно означало «обладающий силой», а в отношении благих божеств азатов – «обладающий силой помочь». Благодаря длительному и частому употреблению в религиозном контексте выражение «спэнта» приобрела новое значение – «святой, благой».

Но в агульском языке, согласно его произносительным нормам, ни стечение согласных в начале слова, ни стечение гласных в середине, невозможны. Поэтому при произношении слов с подобными характеристиками, группы согласных они разрушают вставками. В данном случае в роли их выступают гласный и в начале слова и глайд й - в середине. В результате такой фонетической адаптации пехлевийское слово «спиан» закономерно изменилось в «сипийан». Впоследствии, под влиянием имени собственного Суфийан арабского происхождения оно модифицировалась в суфийан, который в номинативном плане используется с определением шагьар «город».

Таким образом, совершенно определенно можно сказать, что здесь действительно был город Спиан -шахр - «Святой-город». Размеры поселения не должны нас смущать, ибо статус города в то время определялся не его размерами, а той общественной ролью, которую выполнял.

Лингвистические выводы подтверждаются и историческими данными. Так, известно, что кавказские народы еще в 1 тыс. до н.э. оказались в зоне влияния иранской империи, в том числе и его имперской культуры и религии. Но наиболее ощутимым это влияние становиться в Сасанидский период. Так, например, «царь царей» Шапур 1 (242 – 272), верно оценив огромную роль северных границ в судьбе Ирана и подвластных ему областей, уже в 252 г. совершает экспедицию к Дербентскому проходу. Именно к этому периоду относится и активизация целенаправленной церковной дипломатии и последовательной, организованной миссионерской деятельности в регионе. Подогревал ее верховный жрец, мобед зороастризма и «судья всей империи» Кирдэр. Как он рассказывает в одной своей надписи в Сармешхеде, среди стран, где он учинил священные огни, назначил жрецов, наряду с Арменией и Грузией числиться и Албания.

Начала 1V в. в Сасанидской империи совпадает с реформами в религиозной сфере, среди которых особо значимые – календарные изменения, поощрение культа храмовых огней, создание «пехлевийской» литературы. Примерно в это время был переведен на пехлевийский язык и канонизированный текст Авесты. В результате появился термин «Зенд-Авеста» - священная книга зороастризма с толкованиями, написанная на пехлеви.

Сасаниды принимают энергичные меры для введения персидского языка в качестве единственного и официального в Ираншахре. В области внешней политики это было время завоеваний и нововведений. Зороастрийские миссионеры проводили активную работу на окраинах империи, и поселяли у границ и горных проходов своих единоверцев – огнепоклонников.

Влияние Сасанидского Ирана на Восточном Кавказе усиливается и при Шапуре -11 (309 -379), который к сер. 1V в. переходит от политических интриг к прямым военным действиям в регионе. Как сообщают об этом источники «Он (Шапур-11) побудил людей всех областей обратиться к богу Ормузду». В целом эти и другие подобные им сообщения, безусловно, подчеркивают то, что Дагестан, в том числе и Агул, были непосредственными зонами иранских интересов. И поэтому общий вывод, вытекающий из этого, заключается в том, что в начале 1V в. Сасанидами в местности Сарфун был основан зороастрийский религиозный центр Суфийан – шагьар (Спиан – шахр), который переводиться как «Святой город». Такова одна из страниц нашей древней истории.


_______________________________

Гаджи Алхасов

← Назад к списку новостей

  
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru