Ольга Семенова-Тян-Шанская: "Жизнь "Ивана" (отрывок)

  О рубрике "РОССИЯ"

Ольга Семенова-Тян-Шанская: "Жизнь "Ивана" (отрывок)
13.03.2017

Ольга Семенова-Тян-Шанская: "Жизнь "Ивана" (отрывок)



IV. "Иван" в том возрасте, когда от него впервые потребовались домашние услуги (семь-одиннадцать лет), и "Иван"-подросток




Что думает ребенок о старших: о труде их, сожительстве отца с матерью, пьянстве, драках, о сельском начальстве, о докторе, знахарках, как относится к отцу, матери, братьям старшим и младшим

   Маленькие дети в крестьянском быту очень скоро развиваются. Какой-нибудь десятилетний малыш сплошь и рядом рассуждает как взрослый. Это, разумеется, объясняется несложностью крестьянского обихода главным образом, затем -- участием ребенка во всех почти работах и во всех событиях крестьянской жизни, где все налицо.

   Взрослые не стесняются все говорить при ребятах, напиваться и драться при них. Испытывая уже с малых лет голод, ребенок рано научается понимать ценность вещей. Он прекрасно понимает, что это значит, когда отец тащит деньги в кабак и как это на нем (ребенке) отзовется. Нередко ребенок попрекает своего отца или мать, и если не всегда это делает, то только из боязни быть побитым. Видя, что грубая сила постоянно торжествует, он сам уже очень рано начинает признавать эту силу (как право). Если отец бьет мать, то он, разумеется, жалеет мать, но не с той точки зрения, что отец не прав, а мать права. Жалеет он мать либо безотчетно, либо потому, что "того и гляди убьет ее батя". А лишиться матери -- самое ужасное несчастье для ребенка.

   Скорее мать вырастит своих детей, нежели отец. Мать уж будет биться как рыба об лед, а поднимет своих детей на ноги, вырастит себе помощника-сына. Что же касается до отца, то он замечательно беспечно относится к своим детям-сиротам. Нет несчастнее детей, как дети без матери. Для отца их как будто бы не существует, а мачехи бьют и обижают их.

   На сельское начальство, докторов и знахарок ребенок смотрит глазами старших. Нет специально детской точки зрения на них. Если ребенка спросить, "для чего поставлен земский начальник?", он ответит: "Чтобы мужиков смирять". В некоторых глухих деревушках, далеких от земского пункта, ребенок знает одного только урядника, и при прекрасном знании отцовских нужд земский начальник, становой, губернатор -- сливаются для него во что-то общее. Младших своих братьев ребенок не прочь обидеть, а старших братьев он боится. Самых маленьких -- годовалых он все-таки "жалеет" и нередко делится с ними яблоком, пряником, огурцом.
  

Первые обязанности и поручения, даваемые Ивану

   Первые поручения заключаются в присмотре за младшим братом или сестрою. Как и сестру, брата иногда заставляют качать люльку. Сами старшие сестры очень любят свалить свою обязанность на младшего брата, чтобы убежать к подругам. Почти на моих глазах старшая сестра, девочка лет двенадцати, убежала к подругам и в избе в люльке бросила свою больную поносом десятимесячную сестренку на попечение двух мальчишек, пяти и шести лет. Ребятишки так раскачали люльку, что ребенок вылетел из нее, ударился головою о камень в земляном полу избы и тотчас же умер.

   Затем, маленькому Ивану давали иногда и непосильные обязанности, вроде того, чтобы принести тяжелое ведро воды из колодца и т. п. Он пас отцовскую лошадь. У наших крестьян не существует обычая, чтобы был один табунщик для лошадей всей деревни, а каждый домохозяин "кормит" свою лошадь по пару, по оврагам и рубежам сам, то есть посылает ее пасти семи -- одиннадцатилетнего мальчугана. Разумеется, при такой пастьбе все деревенские мальчишки собираются вместе "в один гурт" и проказят.

   Любимые проказы -- отыскивание птичьих гнезд (яйца пекут в костре), собирание грибов, орехов и ягод в чужом лесу, а иногда все ребята целой толпой, оставив с лошадьми, по взаимному соглашению, двух каких-нибудь мальчишек, пробираются в помещичий сад и воруют там яблоки или на огородах ("задах") деревни обезглавливают все подсолнухи, набивают себе пазухи огурцами и т. п. Раз такие мальчики стащили целого гуся у мельника и, зарезав его, изжарили на костре и съели. Часто таскают и жарят уток.

   Девочки также пасут скотину, а именно телят. У нас телята пасутся отдельно от коров, и каждый двор обязан по очереди по одному дню пасти мирских телят. Иногда пасут и женщины, но, в большинстве случаев, они посылают за себя девочку лет девяти-двенадцати. Так как телята обыкновенно пасутся недалеко от деревни (в какой-нибудь лощинке или просто на выгоне), то за девочкой-пастушкой обыкновенно увязывается несколько ее товарок. Такие девочки, разумеется, ведут себя скромнее мальчиков, затевают иногда какую-нибудь игру (в горелки) или шьют себе что-нибудь, иногда и песни поют. Мальчики-пастушки никогда почти не сходятся с девочками, разве чтобы их подразнить и попугать.

   Если среди пасущих лошадей попадаются мальчишки лет четырнадцати -- шестнадцати, то они "озорничают" еще пуще маленьких ребят, так "озорничают", что взрослой девочке "стыдно бывает даже пройти мимо них", такими шутками и словечками они ее приветствуют. Курят "цигарки" из обрывков бумаги. Курить начинают иногда чуть ли не с восьми лет. Табак для таких цигарок покупают в мелочной лавочке или кабаке на сворованные у матери яйца лет [с] шестнадцати, семнадцати. Прежде (лет двадцать пять тому назад) курили трубки, а теперь курят "цигарки". Курят табак -- махорку, покупаемую в лавочке, в селе по три копейки за осьмушку. Там же покупают и бумагу (разную, старую, большею частью печатную). Бумагу и так иногда добывают "округ барских дворов". Средний мужик употребит на курение рубля три-три с половиной в год.

   Девочек и мальчиков лет семи-десяти посылают иногда загнать скотину, пощипать для коровы травы; посылают также в кабак за вином. Семи -- одиннадцатилетние мальчики возят снопы, берут картошку. Девочки, во-первых, няньки, затем помогают и в поле: полют, берут картошки, носят взрослым питье во время рабочей поры. Полоскают белье. Учатся шить и прясть, мять лен и коноплю. Ходят за водой.

   Между прочим, летом дети ужасно любят целой компанией купаться в речке. Выбирают мелкое место и целый день их не вытащить из воды. Купаются чуть не с апреля и до сентября. Девочки такие же охотницы до купанья, как и мальчики, и нередко купаются вместе с мальчиками, которые, однако, не прочь подразнить их, утащить их рубашки и сарафаны и спрятать в кусты и т.п. Нередко дети так долго купаются, что матерям приходится их выгонять из воды крапивой или хворостиной.
  

Обращение Ивана и его семьи с животными (собаками, кошками, примеры обычной жестокости к ним)

   Обращение с животными, конечно, довольно жестокое. Жалеют лошадь или корову, главным образом, как рабочую силу и ценность. Под пьяную руку это не мешает мужику срывать свой гнев на лошади, когда он рассердится: колотит ее по бокам и по морде, если она не в силах сдвинуть воз и т.д. Нечего и говорить уж про собак и про кошек: это животные не ценные, а потому с ними совсем не церемонятся, да они и менее полезны, даже мучают их так себе, из удовольствия посмотреть, что из этого будет. Ребятишки любят бросать кошек, маленьких щенят, если поймают, в воду и смотреть, выплывут ли они. "И тебе не жалко?" -- "Чаво там жалеть, что ж, это не человек ведь, а пес, собака!"

   Вот маленький рассказ довольно характерный (в нем сказываются две стороны "Ивана"-ребенка). Один мальчик лет восьми подобрал где-то щеночка, и когда мать (мать его была вдова) запретила ему держать его, то он прятал его в какой-то яме, на гумне, и носил ему туда нередко свой хлеб (делился с ним своей пищей). В свое время щенок, оказавшийся сучкой, проявился на свет Божий. Мать посмотрела на это сначала сквозь пальцы, но когда к сучке стали сбегаться кобеля, то она стала выходить из терпения и раз при других мальчиках сказала своему сыну: "Повесь свою сучку, дурак, не то собаки нас самих съедят". Мальчики подхватили это и стали рассуждать о злости кобелей, когда они "бегают", и слово за слово стали поддразнивать Федьку, что и где же ему повесить сучку, когда она окружена кобелями, которые, конечно, разорвут всякого, кто подойдет к сучке! И довели до белого каления Федь-кино самолюбие. "Я-то не повешу? Ничуть я не боюсь ваших кобелей!" -- "Так и повесь, тогда мы и поверим!" и т.д. Совершенно раззадоренный, Федька взял веревку, поймал сучку и на веревке повел ее к "лозинам", которые росли около речки. Ребята шли за ним, равно как и "кобели". По дороге они, конечно, продолжали его подзадоривать. У речки мальчик вздернул маленькую тщедушную собачонку на ветку. Но гнилая веревка скоро оборвалась, и еще живая собачонка сорвалась вниз, стала барахтаться в речке. Раздался ребячий смех. Совсем уж вне себя и от смеху и от неудачи, Федька схватил пригоршню камней на берегу и добил ими в воде полуживую собачонку, ту, с которой он в свое время делился своим хлебом. Ему, впрочем, стало жалко собаки, когда он добил ее, и он ушел домой. "Ты куда же, Федька?" -- "Да чаво ж там смотреть-то!" (сердито). А остальные мальчишки довольно безжалостно любовались (лучше сказать "любопытствовали"), как один из кобелей бросился в воду, вытащил оттуда мертвую собаку и поволок ее по огородам...

   Во время пахоты крестьяне ужасно любят ругать свою лошадь. Для лошади это, конечно, безвредно, и потому ужасно комично слышать со стороны град скверных слов, сыплющихся на какого-нибудь меренка или кобыленку! "Но, но, гнида!", "Пошевеливайся, идол!", "У-у ты, диавол, гнилой, дерьмо с.е" и т.д. Ругаются в таких случаях со смаком, с захлебыванием, с наслаждением и, вероятно, иногда с самозаслушиванием. Ругать животное, конечно, не грех или почти не грех.
  

Детское представление о мире Божьем

   В сущности, мало разнится от представления взрослых, -- разве только в том, что у ребенка большую роль играет родительская власть. Ребенок, конечно, не может себе представить, как можно жить без этой власти, которая может всегда покарать его, может побить, может и накормить. (Даже матери бьют своих сыновей.) Свою зависимость от родителей маленькие Иваны, конечно, очень чувствуют; наши дети не в меньшей зависимости от родителей, чем крестьянские, но, благодаря постоянной сытости, чувствуют это менее.

   Что касается до властей, до мирского устройства, до природы, то всякий десятилетний ребенок знает все это не менее старших, находясь постоянно среди них, присутствуя при сходах и т. п. Что касается природы, то маленькие Иваны имеют еще более досуга наблюдать ее. Из всего этого, мне кажется, легко вывести детское представление о мире Божием.

   Разумеется, как и всегда, детям многое кажется страшнее и грандиознее, чем взрослым: некоторые явления природы (гроза, буря), до Бога и Ильи-пророка включительно, пожары и т. п. -- все это представляется крестьянскому ребенку страшнее, чем взрослому. И точно так же, как наши дети, маленькие Иваны чувствуют облегчение всех страхов возле матери или отца. Может быть, у крестьянских ребятишек побольше страхов, благодаря рассказам об оборотнях, ведьмах, домовых, леших, которым верят сами взрослые, но и тут, под крылом матери или старших, маленькие Иваны чувствуют себя более или менее в безопасности. "Молчи, молчи, не кричи -- я тебя не дам" -- постоянное утешение матери или отца, когда ребенок объят страхом и плачет. У пьяных и жестоко бьющих их родителей бывают, разумеется, очень запуганные дети, такие, каких у нас не бывает. Затем крестьянский ребенок всегда недоверчивее, когда его чем-нибудь манят (даже к своим родителям), подозревая за лаской какую-нибудь каверзу. В своем месте было уже рассказано, как родители, боясь, чтобы ребенок не убежал, подманивают его с тем, чтобы проучить за что-нибудь.
  

Детские игры, их описания

   В возрасте до десяти лет мальчики и девочки играют иногда вместе. Излюбленные игры -- горелки, плетень, редька.

   Плетень. Дети становятся в ряд и сплетаются руками (плетень). К крайнему мальчику подходит мальчик или девочка, изображающая собою "поджигателя": "Ванька, дай мне огоньку". Иногда Ванька не дает. Тогда она идет к другому концу: "Аниска, дай огоньку". Девочка протягивает деревянную палочку, изображающую спичку. Девочка ходит с нею перед плетнем, потом вдруг делает вид, что чиркает спичкой и поджигает с одного конца плетень, а сама обращается в бегство. Плетень расплетается, и все ее ловят, а когда поймают, то бьют.

   Редька. Дети садятся на корточки друг за дружкою, длинным рядом, держась руками каждый за поясницу другого. Кто-нибудь идет "редьку дергать". Подходит к первому в ряду со словами: "Дай, бабка, редечки", берет его за руки и старается поднять на ноги, в то время как следующий ребенок придерживает его сзади за поясницу, не давая его поднять. Изображающий редьку говорит: "Трудно меня вытащить, подкопай меня". Ребенок берет палочку, "окапывает кругом редьку". Но опять редьку не вытащить. "Редька" говорит: "Полей меня". Ребенок приносит в каком-нибудь черепке воды и льет на редьку (при общем смехе). Далее: "Раскачай меня" и т.д. Наконец, редька вытащена, тогда ребенок принимается за другую. Если осилит все редьки, то он (или она) "молодец" (хотя руки после такого упражнения и болят целый день).

   Игра "в шар". Играют мальчики постарше, лет десяти -- двенадцати. Мальчики становятся в кружок (круг). Перед каждым ямочка, в руках каждого палка. В середине круга мальчик тоже с палкой и с шаром, грубо сделанным из дерева. Он старается загнать шар в ямку кого-нибудь из мальчиков, а те отбивают шар. Если удастся загнать шар в ямку кого-нибудь из мальчиков, то он меняется с ним местом, а тот идет загонять шар. При этой игре очень больно иногда достается голым ногам мальчуганов (шаром или даже палкой) -- и дело иногда кончается общим побоищем. Дерутся также "на кулачки" -- иногда очень жестоко, до крови избивая друг друга, борются.

   Девочки "в шар" не играют и на кулачки, разумеется, не бьются. Очень любят играть в тряпичные куклы, которых они заставляют то быть "господами", бьющими своих работников, то "венчают" двух кукол и т. п.

   Детские игрушки очень просты. Отцы делают маленьким ребятишкам деревянные тележки, в которых старшие катают младших, а девочки -- кукол из тряпиц. У мальчиков кнуты. На ярмарке покупаются глиняные свистки в виде петушков и т. п. Мальчики иногда играют в лошадки. Зимой любимое занятие -- катание на ледянках и салазках с гор. Для девочки, собственно говоря, лучшая забава -- новый наряд. Иную от земли едва видно (года три), а подаришь ей башмаки или платочек, так она "даже на ночь с ними не расстается". Всякая девочка всегда гораздо более оценит новый сарафан, чем самую нарядную куклу.
  

Отношения девочек и мальчиков. Как понимается ребятишками различие полов и как рано это понимание проявляется

   Очень часто старшие начинают в шутку называть совсем маленьких ребятишек "невестой и женихом". Дети с самых малых лет присутствуют при сговорах, свадьбах. С другой стороны, очень рано усваивают материальную сторону своего быта: отец "хозяин", мать "хозяйка", отец главенствует над матерью, а у матери такие и такие-то обязанности и работы. И всякий ребенок поэтому отлично понимает, что девочки будущие "невесты", а мальчики "женихи". В некоторых деревнях еще до сих пор держатся обычаи "просватывать" совсем маленьких девочек (лет двенадцати -- четырнадцати) за соответствующих им по возрасту мальчиков. -- Ольхи, Заболотье [Села Данковского уезда Рязанской губернии]). Выпивают вино. Родители жениха и невесты называют друг друга сватом и свахой и ходят в гости друг к другу. Теперь уж такие сговоры нередко расстраиваются, когда жених и невеста делаются взрослыми. А нет, так четырнадцати-пятнадцати лет "невеста" и шестнадцати лет "жених" начинают сожительствовать вместе до своего совершеннолетия. Случается это, разумеется, после какой-нибудь "улицы".
  

Как наказывают семи-одиннадцатилетних ребят их родители и за что преимущественно

   Как уже говорилось, за воровство и разные проказы, либо грозящие ушибом самому ребенку, либо убытком в хозяйстве (нечаянный поджог, пролитое молоко, разбитая посуда и т.п.), наказывают главным образом битьем (веревкой, хворостиной, крапивой, кулаком, пинками, драньем за уши и за волосы). Иногда не дают в наказание поесть за обедом или за ужином. Очень небольших ребят (лет четырех) привязывают на несколько часов веревкой к столу или к лавке.
  

Как и когда ребенок услышал о Боге, святых и пр. и что они, по его представлению, значат -- добрые они, или злые, или страшные, всегда ли вмешиваются в людскую жизнь и дела. Какое отношение имеют к нему?

   До двух, иногда до трех лет ребенок не имеет представления о Боге, а затем уже начинает понимать, что образа в углу избы -- "Бог". Подражая старшим, крестится на них. Лет в семь иногда с грехом пополам выучится читать "Отчу" или "Богородицу". Бывают, впрочем, бабы, которые всю жизнь свою не знают толком "Отчи". Первые слова о Боге, которые слышит ребенок, это, разумеется, те, что "Бог накажет", поэтому Бог представляется ребенку прежде всего грозным. Первый святой, которого он узнаёт, -- это, кажется, Илья-пророк, и ребенок уже очень рано начинает креститься во время грома, чтобы "Он, батюшка" не убил его. На исповеди, к которой отправляются дети, начиная с шести-семи лет, священник тоже пугает его наказанием Божиим.

   Впрочем, подрастая и начиная принимать участие в пастьбе скота, общих проказах с другими детьми или поступая в школу, ребенок довольно быстро заражается "вольнодумством". Сколько раз приходилось из детских уст слышать фразы вроде: "Бог-то еще там не то накажет, не то нет..." Такое "вольнодумство" не только у детей, но и у взрослых как-то удивительно уживается вместе с верой и с суеверием. Слышит ребенок от стариков про Егорья, покровителя лошадей, и про "Алексея -- с гор потоки", про Аграфену-купальницу, про Ивана Купалу. Все эти рассказы довольно известны.

   Кирилла и Мефодия (в мае) называют у нас "Царь-Град -- Кирилл и Мефодий". Не годится в этот день работать: он (Царь-Град) батюшка грозен, того и гляди все выбьет. Такие россказни тоже, разумеется, слышит ребенок и иногда повторяет их точь-в-точь как взрослые.
  

Отдали ли Ивана в школу и когда? По каким соображениям?

   Отдали, когда ему минуло десять лет. "Все больше жалованья возьмет, коль грамоту будет знать". Теперь, в виду заработков в Москве, все больше и больше стремятся научить своих сыновей грамоте (частью и письму). "В Москве-то еще пуще чем у нас глядят, умеешь ли ты грамоте, а по грамоте тебе и цена", "Грамотного труднее обсчитать" и т. п.
  

Что делал мальчик летом, когда ученье летом прекращалось. Что вынес в конце концов из школы. Насколько изменился в своих представлениях об окружающей крестьянской жизни

   О занятиях мальчика летом уже сказано (поручения, даваемые мальчикам, их игры). Применение своей "грамоте" мальчик находит довольно скоро. Он пишет письма "старикам" (нередко за некоторое вознаграждение: копейка, две) и читает псалтырь по покойникам, сорок копеек за ночь.

   Чтение и письмо мальчики по выходе из школы, безусловно, не забывают. Может быть, только неразборчивей и безграмотней начинают писать впоследствии; забываются, разумеется, разные грамматические и арифметические правила. Если в школе сообщаются какие-нибудь исторические или географические сведения, то и это, как не имеющее применение в жизни, легко забывается. Стихи, собственно, любят и легко запоминают, причем, по-моему, больше всего нравится склад стихов (певучесть рифмы). "Как складно ведь". В смысл их не особенно вникают.

   Нынче осенью книга о кончании мира (столкновение с кометой) получила большое распространение, и о ней много толковали. Я замечала, впрочем, что при некотором напоминании кое-что возобновляется в памяти. Взгляда на окружающую жизнь школа как-то не меняет. То школа, а это жизнь, и между школой и жизнью у крестьян всегда какая-то черта.

   В нашем селе есть читальня. Книги берут охотно мальчики и малые. Требуют больше всего "романов" (у Гоголя "романы", и его очень любят) или чего-нибудь "забавного". На жития святых и исторические рассказы спрос меньше, а книг о природе (например, книги Богданова и Кайгородова) и совсем не спрашивают, точно так же, как книг о хозяйстве.

   В нашем округе есть только министерская школа и церковно-приходские. Программа министерской очень обширна (два класса, пять отделений, учатся пять лет), и в ней редко кто кончает курс. Программа церковноприходских школ (одноклассных -- два года, двухклассных -- четыре года и школ грамотности два года) известна: Закон Божий, славянский язык, церковное пение, русский язык, счисление, начальные сведения из географии и русской истории. Вот некоторые выписки из этой программы (изд. 1894 года):

   "Самое название церковно-приходских школ указывает на особенное значение в них Закона Божия. Он составляет главный предмет их, и все другие предметы должны быть поставлены, по возможности, от него в более или менее тесную зависимость. По всей задаче и духу преподавания церковно-славянская грамота должна примыкать к Закону Божию, как ближайшее пособие для него и иметь значение непосредственное после него. При преподавании русского языка в церковно-приходских школах необходимо обращать исключительное внимание на изучение языка, а не задаваться побочными целями, например, сообщением учащимся различных сведений из окружающего мира (мироведение). Начальные сведения по Русской истории, составляя нераздельное целое со сведениями по истории Русской церкви, преподаются совместно... Из общега хода истории России учащиеся должны вынести твердое убеждение, что наша родина всегда была сильна своей православной верой и единодержавной царской властью, что когда оскудевала святая вера в народе или когда не было сильной единодержавной власти, русская земля подвергалась тяжким бедствиям и была близка к гибели..."

   И т. п. и т. п. Преподают в церковно-приходских школах священники, дьяконы, иногда учители (из крестьян, окончивших церковно-приходскую школу). Такие учителя обыкновенно прибегают к ручной расправе при занятиях с детьми. Мальчики не любят славянскую грамматику. Когда преподавание лежит на одном священнике, то дело в ней идет обыкновенно плохо (школа в Кобельше -- "никудашная", по мнению крестьян: "батька день учит, а два нет").
  

Какие обязанности нес Иван по возвращении из школы

   Пахал, учился косить, возил снопы, стерег лошадей -- словом, во всем уже помогал отцу. Ходил на поденную, также отрабатывал взятые отцом у соседнего помещика "под заработки" деньги.

   При найме пастуха мир обыкновенно с него "спивает" четверть, половину ведра водки. Случается, что "сопьют" с одного, да и оставят его на бобах, придравшись к нему за что-нибудь, а собственно, для того, чтобы "спить" с другого.
  

Если ребенок не в школе, то он зачастую пастух по найму. На каких условиях он нанимается в пастухи (собственно подпаски) у помещика, на каких в крестьянском обществе

   В пастухи или, лучше сказать, подпаски нанимают мальчиков лет с десяти-двенадцати. Для найма подпаска к общественному ("обчественскому") стаду существуют такие условия: мальчику платит пастух (из своего жалованья) за все лето (шесть месяцев) семь-девять рублей деньгами, а кормится мальчик во все время своего найма из двора во двор. У кого "одна доля" -- он столуется один день, у кого две -- два и т.д. За одну долю считается корова; 10 овец -- тоже одна доля. Телка первого поля считается за две овцы, телка второго -- за четыре. (Сам пастух получает тридцать пять рублей за все лето, если стадо небольшое и требуется один подпасок, и пятьдесят -- шестьдесят, если стадо большое и подпасков требуется два).

   Перед началом пастьбы скота пастух собирает с крестьян яйца, по паре яиц с доли и по горсти моченца (тоже с доли). Два раза в год (престольный день и Рождество) пастух собирает по одному "пирогу" с каждого двора. Кормится он так же, как и подпасок (по "чередам" или дворам).

   Помещики нанимают подпасков за плату (на хозяйских харчах) от восьми-двенадцати рублей в лето. Восемь рублей получает подпасок при коровах, десять -- двенадцать получает стерегущий лошадей мальчик, табунщик.
  

Заработки Ивана-подростка поблизости. Батрачество. Условия найма в батраки у помещиков и у крестьян. Поденная работа у землевладельцев

   Батрачество либо у крестьян, либо у священника, купца, помещика. И крестьяне и помещики платят батраку в лето, на хозяйских харчах, с марта по "заговенье", то есть 15 ноября, от двадцати семи до тридцати пяти рублей. Рабочему в год, тоже на хозяйских харчах, платят от сорока до пятидесяти пяти рублей. Всякому рабочему пишется у помещиков договорный лист, засвидетельствованный в волостном правлении, который хранится у нанимателя, а у рабочего есть книжка, в которую вписывается получка им жалованья, штрафы.

   Штрафуют рабочих за пьянство, за прогул рабочего дня (самовольный), за порчу хозяйского добра (лошади, экипажа, молотилки) вследствие неосторожного с ним обращения, могущего быть засвидетельствованным очевидцами. Штрафуют и за грубость, сказанную хозяину. Штрафуют за грубость чаще всего купцы.

   Поденная плата очень колеблется. В урожайный год рабочий день мужчины в рабочую пору оплачивается от двадцати пяти -- пятидесяти копеек, а женщины от двадцати-сорока копеек. В год неурожайный в рабочую же пору платят мужчинам от двадцати-тридцати пяти копеек, а женщинам от пятнадцати -- двадцати пяти копеек. Зимой рабочий день женщины от десяти -- двадцати пяти копеек, мужчины от пятнадцати -- тридцати копеек. Бабам-батрачкам платят в год двадцать четыре -- тридцать шесть рублей.


Стоимость крестьянской одежды (домашнего изделия)

   Понева -- от 1 р. 80 к. до 2 р. 50 к.
   Коты -- 3 р.
   Завесы (передник) -- от 1 р. до 1 р. 50 к.
   Рубаха женская -- 1 р.
   Покромка -- от 10 к. до 15 к.
   Чулки -- 30 к.
   Поддевка (крестьянское сукно) -- 5 р.
   Валенки -- 1 р. 50 к.
   Мужская крашенинная рубаха -- 50 к.
   Портки (тяжевые) -- 50 к.
   Лапти -- от 1 5 к. до 20 к.
   Валенки -- 2 р. 20 к.
   Сапоги -- 7 р. 50 к.

   Теперь уж поневы в некоторых деревнях выходят из моды, заменяясь сарафанами. В таких деревнях на бабах юбки, чулки, будничная поддевка, полушубок, рубаха, покромка домашнего приготовления, а остальное из фабричного материала. На мужиках домашнего производства будничный костюм: рубаха, портки, онучи, лапти, поддевка, тулуп, а в праздник мужик (особенно молодой) надевает ситцевую рубаху, ластиковые шаровары, жилетку (иногда пиджак и калоши даже) и сапоги бутылками.

   Валенки валяют дома.



___________________________________________

Ольга Семенова-Тян-Шанская


полный текст Семенова-Тян-Шанская Ольга Петровна "Жизнь "Ивана"

← Назад к списку новостей

 
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru