РОССИЯ

  О рубрике "РОССИЯ"

RSS
Роман Багдасаров: "Похоронить стоит ради национального примирения"
Между тем, многое из того, к чему мы привыкли как к данности, вошло в жизнь именно в том государстве, которое основал Ленин, а не Николай II, не говоря о Временном правительстве (у которых, разумеется, есть свои заслуги). Если уж Иван Васильевич является необходимым компонентом нашей исторической памяти, то куда более — Владимир Ильич. Ещё неизвестно, победила ли бы Российская Империя нацистскую Германию. Во всяком случае, кайзеровскую она не победила точно. Думается, что царистский ресурс великодержавности был исчерпан пропагандой в ходе кампании Первой мировой, а вот советское государство открыло новые источники национальной гордости, внесословно-семейные, интернациональные и внерелигозные, которые и были задействованы как мобилизующий фактор участниками тотальной войны. Вместо портрета Николая депутату Поклонской следовало бы включить в Бессмертный полк портрет Владимира.
Гасан Гусейнов: "Когда герои произведения убивают своих авторов"

Это ощущение единства мира отражается и в языке, в его цепких формулах. Отложились они в памяти благодаря разговорам с живыми и чтению книг, как бы лишенных внешних признаков жизни. Наше сознание словно признается себе, что оно само только отчасти способно произнести что-то живое и насущное, а по большей части принуждено цитировать, цитировать без конца и до конца. Не оглядываясь на противоречия, вроде тупиковой формулы «нет ничего нового под солнцем», после произнесения которой следовало бы и вовсе замолчать, но нет, она нравится как раз самым болтливым.
Георгий Юрьев: "Уголовно верующие"
Помните: ""А" и "Б" сидели на трубе, "А" упала, "Б" пропала, кто остался на трубе"? Остался главный организатор системы – "и", который виртуально управляет сдвоенной энергетикой противоречий для решения разных социальных задач. Например, "голодный – еда – сытый", "больной – медицина – здоровый", "жертва – полиция – преступник", "атеист – религия – верующий", "начальник – дурь – подчиненный" и так далее. Понятийные категории третьего смысла управляют обществом: для того, чтобы накормить людей, нужна социально ориентированная и эффективная экономика, для их защиты нужна надежная армия и много еще чего нужно полезного для счастливой жизни народа. А для кое-какого выживания социальными обязательствами можно пренебречь, достаточно создать и внедрить в жизнь людей мифы об эффективности, надежности, заботе, равенстве, любви, чтобы они жили в рациональном очаровании счастливых дураков в самом лучшем и сильном государстве.
Николай Языков: "Баян к русскому воину"




Рука свободного сильнее
Руки, измученной ярмом,-
Так с неба падающий гром
Подземных грохотов звучнее,
Так песнь победная громчей
Глухого скрежета цепей!


Не гордый дух завоеваний
Зовет булат твой из ножон:
За честь, за веру грянет он
В твоей опомнившейся длани -
И перед челами татар
Не промахнется твой удар!
Андрей Зубов: "Мы свободны в выборе высших ценностей в жизни" (видео)

"Свобода — это самое главное, а для молодого человека вдвойне", — отметил Зубов. При этом он подчеркнул, что "мы свободны не только и не столько в политической сфере, сколько мы свободны в выборе высших ценностей в жизни, и никакое навязывание не приемлемо".
"Битвы памяти": Наталья Потапова о том, как менялись учебники истории от сталинских времен до наших дней. ВИДЕО

«Учителя говорят: у нас же дети. Что мы будем говорить с ними про трупы? Им будет страшно. Мы будем говорить про радость, про победу, про захваченных пленных, военные трофеи и километры.
Война предстает, в основном, таким дегуманизированным и абстрактным процессом. И этот нарратив работает на милитаристскую идеологию. Война – это не страшно. На войне ты не погибнешь, на войне ты получишь медаль. Война – это присоединение территорий, приобретение. Приобретение – это такой консьюмеристский термин, это же всегда хорошо. Смерть вместе с Холокостом превращается в «где-то там». А люди мужественно исполняют свой долг».
"Моральные комиссары. Куда заведет страну борьба за нравственность"

Впрочем, кому нужны сейчас эти знания. Главное – побольше громких инициатив, ярких, не требующих кропотливой работы и прославляющих их авторов. Ну и, возможно, обеспечивающих тем самым проход в следующий состав парламента – ведь предупреждали наблюдатели: к концу весны ждите особенно много впечатляющих заявлений и инициатив. Депутатам нужно заявить о себе, напомнить о своей лояльности, чтобы высшие силы не оставили их своим вниманием и включили в списки «нужных» кандидатов на следующие выборы.
"ТЭЛУНГУ́. АНАНА БАГДИАТИ" (Повествование о жизни удэге.Так жили раньше)

Балаганы делали себе из коры. Посреди балагана всегда горел костер. Чтобы костер не погас, жгли древесную губу. Она никогда не гаснет, сгорает дотла. Зимой топили дровами из черной березы и ясеня, чтобы тепло было. Если же совсем гасло, ударяли одним кремнем о другой: от вылетевших искр загорался древесный мох; дули на него и разжигали огонь. Дымовое отверстие над балаганом было всегда открыто, и зимой и летом. Спали по краям балагана, подстилая кабаньи и медвежьи шкуры. У хорошего охотника одеяло было из медвежьей шкуры. Зимой по ночам спать было холодно. Утром встанут, а волосы и ресницы белые-белые.
Мария Захарова: "Доброе время, дратути, себяшки и дательный самостоятельный"

Язык меняется. Каждый день, каждую минуту реагирует на внутренние и внеш­ние события и процессы. Микроскопические и заметные, быстрые и медленные, хаотичные и вписывающиеся в систему, языковые изменения складываются в изменчивую и многоплановую картину языковой жизни. Что-то останется в нем навсегда, во всяком случае, надолго. Что-то уйдет быстро и незаметно, как пришло. Что-то будет еще долго двигаться, изменяться, волноваться само и волновать окружающее. Язык живет. Живет для того, чтобы мы могли выразить этот мир наилучшим для себя образом. Наблюдайте — и откроется вам!
Иван Крылов: "Волки и овцы"

И учрежден Совет на сей конец.
Большая часть в нем, правда, были Волки;
Но не о всех Волках ведь злые толки.
Видали и таких Волков, и многократ.—
Примеры эти не забыты,—
Которые ходили близко стад
Смирнехонько — когда бывали сыты.
Так почему ж Волкам в Совете и не быть?
 
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru