РОССИЯ

  О рубрике "РОССИЯ"

RSS
Дмитрий Барановский: "Оскорбление чувств верующих в каждом уголке нашей страны"

200 лет назад этот уголок тверской области не был глухоманью, как сейчас. В церкви было до 2000 прихожан. Сейчас у нас есть все - технологии, машины. Вот только сельская местность опустела. Нет прихожан. В местной школе в некоторых классах учится по 2 (два) школьника. Их свозят на автобусе из окрестных деревень.

Кстати, интересна позиция РПЦ по этой церкви (к ним обращались): нет прихожан - нет помощи РПЦ. Счет на сбор средств не откроем, с церковью можете делать, что хотите.

Как это, что хотите? Неужели наших блюстителей веры не оскорбляет нынешнее состояние церкви? Мусор в храме?
Илья Новокрещенов: "Слухи о запредельной нагрузке учителей сильно преувеличены"

Есть грустный анекдот на эту тему: мол, работающему на одну ставку учителю есть нечего, а на две – некогда. Да, рост заработной платы иногда сопровождается увеличением нагрузки, но, во-первых, средняя нагрузка по нашей школе – 21 час (по Москве – 22), что, конечно, несколько больше одной ставки, но так ли намного? Во-вторых, не стоит забывать о том, что недельная часовая нагрузка РЕБЕНКА составляет до 37 часов, и старшеклассники спокойно выдерживают ее. Да, учителю нужно еще подготовиться к уроку, но каждый ли учитель ежедневно готовится к урокам? Давайте будем честными – нет, конечно. А вот ребенок при этом точно каждый день после окончания уроков еще и домашние задания выполняет. Так что слухи о запредельной нагрузке на учителей в Москве – не более, чем слухи. Хотя, наверное, есть и исключения, но мне о них не известно.
Ольга Семенова-Тян-Шанская: "Жизнь "Ивана" (отрывок)
   Взрослые не стесняются все говорить при ребятах, напиваться и драться при них. Испытывая уже с малых лет голод, ребенок рано научается понимать ценность вещей. Он прекрасно понимает, что это значит, когда отец тащит деньги в кабак и как это на нем (ребенке) отзовется. Нередко ребенок попрекает своего отца или мать, и если не всегда это делает, то только из боязни быть побитым. Видя, что грубая сила постоянно торжествует, он сам уже очень рано начинает признавать эту силу (как право). Если отец бьет мать, то он, разумеется, жалеет мать, но не с той точки зрения, что отец не прав, а мать права. Жалеет он мать либо безотчетно, либо потому, что "того и гляди убьет ее батя". А лишиться матери -- самое ужасное несчастье для ребенка.

Александр Рубцов: "Время истории и бремя политики"

С этой точки зрения нынешняя российская политика все более кажется анахронизмом, впадением в архаику. Это в чистом виде идеология «выдающихся» событий, нагромождаемых одно на другое таким образом, чтобы за событийным камнепадом вообще не различалась повседневная реальность с ее неприглядными тенденциями и суровыми перспективами. В этой политике нет стратегии, но есть быстрые оперативные реакции, часто судорожные и в разной мере успешные, но всегда не считающие цену вопроса и откладывающие расплату на потом, желательно на будущее правление. Здесь все меньше лекальных траекторий, но все больше ломаных линий, меняющих векторы под острыми углами и по тупым поводам. Похоже на хорошо организованные судороги.
Ким Макаров: "В деревне"
Так играла в жилах кровушка,
Словно был я молодой…
Вот идёт моя коровушка –
В три ведра несёт удой.
 
Встретить выйдет и хозяюшка –
Хлебный кус в руке одной…
Человек, который знающий,
Скажет: «Счастье – вот оно!»
Юрий Кабанков: "Деревня"
В землю уходит живая вода...
Если б живым я вернулся сюда –
я бы услышал разумное слово:
мол, уходи подобру-поздорову,
мол, не вернуться уже – никогда...

Крепко стоят на земле города!
Заур Караев: "Выбор русской деревни: спиться или сбежать в город"

Русская деревня в современном ее виде очень странная. Она забыта, она забита. Ею никто не занимается и она никому не интересна. Люди живут сами по себе, даже не думая, что они являются частью огромной страны, которая на самом-то деле многим им обязана. Они трудятся для нее, получая за это гроши, на которые даже ребенка в школу нормально не соберешь. Когда влезаешь в шкуру этих людей, понимаешь, что так жить не очень хочется. Задумываешься о кусочке вкусного сливочного масла на бутерброде вместо какой-то маргариноподобной смеси. При этом люди не ропщут на судьбу. Они и в самом деле, в большинстве своем, убеждены, что для улучшения своей жизни им надо всего лишь больше трудиться
Марк Урнов: "О пропаганде в сегодняшней России"

...любая авторитарная идеология – нацистская, фашистская, имперская – содержит в себе компоненту, очень привлекательную для слабых, уязвленных, не удовлетворенных жизнью людей. Компоненту, сладостно воспевавшуюся в свое время Маяковским: «Единица – вздор, единица – ноль…», «если в партию сгрудились малые – сдайся, враг, замри и ляг! Партия – рука миллионопалая, сжатая в один громящий кулак». Так что «вымывание» последствий мощной агрессивной пропаганды, апеллирующей к глубоко укорененному авторитарному синдрому, - дело очень сложное и долгое. Это – поколенный процесс.
Георгий Малков: "От декабря до октября"

Тогда б в безбожья жадном раже том
Всё становясь глупей и злее,
Мильоны душ не вмерзли б заживо
В могильный лед их мавзолеев…

Но что теперь скулить - безродным нам! –
Когда запас Руси растрачен…
Жалели пуль, себя, – не Родины,
И вот - всё схвачено, ты – схвачен!
Михаил Щербаков: "Дожил. Изник в товаре. Язык на месте, а слов ничуть."

... В гости? Сейчас не стоит. Явлюсь к разъезду. Скажу - проспал.
Или останусь дома, с ковра не двинусь. Не та луна.
Осень. Минор. Истома. Какие гости, когда волна?

"Всякой по паре твари", - прочёл я как-то. Незнамо где.
Рыба в стеклянном шаре - плохой помощник моей беде.
Гибкий предмет улова, деталь декора, форель-плотва.
Рыба, шепни два слова. Взмахни руками. Жива, жива.
 
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru