РОССИЯ

  О рубрике "РОССИЯ"

RSS
Екатерина Шульман: "Гибка, как гусеница, гибридная Россия"

У нас есть все предпосылки для демократического развития. Костяк нашей конституционной системы, несмотря на изменения последних лет, достаточно здоровый. У нас есть институты, подобные институтам развитых стран, и не все из них являются декорацией. У нас в основном городское население. У нас отсутствует так называемый демографический навес — большая молодежная страта, которая ассоциируется в демографии с высоким уровнем насилия. У нас основная страта — это возраст 40+. Что говорит в пользу мирной жизни и поступательного развития. Но, правда, это же не дает нам сильно прогрессировать и модернизироваться.
Дмитрий Зимин: "Головы повернуты назад"

Власть нельзя любить. Это извращение. Общество должно уметь ее контролировать. Это важно напоминать, особенно сейчас, когда государственный патриотизм подкрепляется такими фигурами, как Иван Грозный и Сталин. Говорить о Сталине даже только как об эффективном менеджере не приходится. Если взять ту же индустриализацию, нужно понимать, что происходила она за счет разграбления страны. Вывозилось зерно, был голод.
Игорь Бестужев-Лада: "Москва это раковая опухоль, населённая больными людьми"

Осталось 3 млн. московских пенсионеров. По статистике, половина их, или 1,5 млн. человек, одинокие, очень несчастные люди. Москва по отношению к ним — жестокий город. Им негде гулять в этом каменном мешке, для них нет никаких развлечений, до больниц надо ехать на метро час. Тут нужен так называемый «флоридский вариант» — создавать в дальних районах Подмосковья пансионаты для пенсионеров. С качественными больницами, культурными центрами, парками и т. п. Не дома для престарелых, которые в нынешних условиях — полутюрьмы, а обычные пенсионерские городки, как во Флориде.
"Закон о нации: что вызвало опасение в республиках?"

«Важно понимать, что формирование российской нации не отменяет самобытность других народов, проживающих в РФ», — подчеркнул глава Дагестана. А тут и подчёркивать нечего. Как уже говорилось, нация в России есть с момента провозглашения суверенитета в 1991 году. Что же касается «самобытности других народов», то если Абдулатипов имеет в виду этносы, то нация к их существованию индифферентна.
Гражданин России может причислять себя к какому угодно этносу или не причислять ни к какому, Конституция ему это позволяет.
Вяеслав Михайлов: "Чтобы люди пошли на подвиг, надо им дать идею"

Всегда должна быть у человека цель улучшения жизни. Необязательно на баррикады идти сражаться, можно находить другие программы и проекты, которые объединяют людей. Надо находить новые решения, чтобы калининские, тверские мужики не бежали с торбами в Москву, а чтобы они там развивались, чтобы земля родила и давала. Надо организовываться, давать возможность для инициативы. Сплачивать людей.
Александр Пыжиков: "Религиозный раскол в истории России"

... невозможно не согласиться, что старообрядчество в России – это своего рода такой стержень, вокруг которого разматывается вся российская история вплоть до семнадцатого года и дальше. И в советский период. С чего все началось? Я всегда, когда говорю об этом, начинаю с одного принципиального момента. Религиозный раскол. Это участь никого не миновала, он был и в Европе, он был и в России. Но только существует одна принципиальная разница. Последствия этого религиозного раскола различны в Европе и в России.
Андрей Десницкий: "Он умер в оттепель..." (Памяти А. Сахарова)

Он умер в оттепель.
Не перед всякой смертью мы равны,
не перед всякой вестью мы в ответе,
но кто из нас не ощутил вины
как перед целым миром – перед этим
мучительным и легким до бессмертья
и детским поворотом головы?
Сергей Мироненко: "Свой Нюрнберг нам не помешал бы"

Как бы этого кому-то ни хотелось, Россия никогда не станет Советским Союзом. Возврата к прошлому нет. Но рецидивы каких-то элементов прошлого, да, возможны. Не могу не заметить, кстати, что являюсь специалистом по неудавшимся реформам Александра I, Николая I, Александра II... Работу, посвященную реформе 1861 года, я назвал «Великая, но неудачная»: если бы она удалась, не было бы сталинских колхозов. Почему Россия, ощущая необходимость кардинальных перемен, идя на эти перемены, постоянно откатывается назад? Вопрос, на который у меня пока нет ответа.
Елена Де-Бовэ: "Россия будущего"

ЧЕЛОВЕК НЕ ТОЛЬКО МОЖЕТ, НО И ДОЛЖЕН ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ПОФАНТАЗИРОВАТЬ О БУДУЩЕМ.
Думаю, что это нелегко, потому что непривычно. Для такого рода фантазий требуется самостоятельный и смелый ум. Пока что этого все очень боятся. Но страх будущего должен быть преодолен обязательно!
Александр Рубцов: "Политический миф в информационном обществе"

Средства массового поражения сознания – идеальный инструмент мифологизации. Но они же – мощный и независимый разоблачитель. У мифа есть одно деликатное свойство: как все идеальное, он всесилен, только пока идеален. Здесь как у Бунина: «...Для женщины прошлого нет: разлюбила – и стал ей чужой». Поэтому «историк»-пропагандист, продолжающий мифологизировать демифологизированное, в современном обществе выглядит как любовник, всем рассказывающий о своих интимных отношениях с предметом, когда близости уже нет. Унижая и его, и сам предмет чувства, такая активность разрушает остатки корректности.
 
ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru